Закон о ГМО. Вперед, к средневековью?

0 1

Такое название носила встреча за круглым столом в информационном агентстве Росбалт.

Как известно, не так давно на рассмотрение в Госдуму внесен законопроект о запрете на производство и ввоз в нашу страну генно-модифицированных продуктов.

Тревожный общественный резонанс получило и заявление премьер-министра РФ Дмитрия Медведева, сделанное им на съезде депутатом сельских поселений России. «У нас нет никакой цели развивать производство генно-модифицированных продуктов и завозить их в нашу страну… У нас достаточно места и возможностей для производства органических продуктов питания», — уверен премьер.

Между тем, по мнению ученых, ГМО —  вполне безопасны, а экономисты считают,  что вопрос внедрения генно-модифицированных продуктов — это вопрос продовольственной безопасности в нашей стране.  А что можно сказать об экологической составляющей вопроса? «ЭкоВахта СПб» попыталась разобраться.

Нужны нашей стране генно-модифицированные продукты? Опасны ли они для здоровья? Почему основная масса населения нашей страны с предубеждением относится к подобным продуктам, и присутствуют ли на прилавках магазинов такие товары сегодня? Кому выгодно запугивать нас ГМО?  Обсудить эти и многие другие вопросы собрались маститые ученые биологи, генетики, бизнесмены.

Наверное, мало кто задавался вопросом, что же такое на самом деле генно-модифицированные организмы? Обыватель скажет, что это такая еда, будь то банан, огурец или творог, в которой содержится, к примеру, ген акулы или мухи, вируса. Некоторые добавят, кстати, что если съесть такой продукт, можно сильно навредить своим внукам — у них могут вырасти жабры, у них могут быть врожденные уродства или болезни. Откуда взялось такое мнение? Сейчас сказать сложно. То ли мы слишком много смотрели фантастических боевиков, то ли слишком часто читали публикации в желтой прессе, не имеющие ничего общего с научными. Однако предубеждение по отношению к генно-модифицированным продуктам создано весьма устойчивое. Оправданы ли  подобные опасения?

По словам Игоря Тихоновича, профессора, директора ВНИИ сельскохозяйственной микробиологии РАН, недопонимание между учеными и остальной частью населения возникает прежде всего по причине низкого уровня биологического образования населения. Далеко не всем в школе рассказывают, к примеру, о том, что мы на 70 процентов состоим из таких же генов, что и муха дрозофила, а 50 процентов генов в нас как у банана или салата. Что  разнообразие генов у высших организмов крайне ограничено. Вот почему имеет огромное значение поиск новых генов, полезных, чем и занимаются ученые.

Мы живем в эпоху, когда ученые могут пересчитать все гены в любом организме. У нас с вами, к примеру, 23 тысячи генов. А вот у микробов всего-навсего в два раза меньше — 10 тысяч, тогда как  у растений до 70 тысяч генов. Гены-кирпичики причудливо перетасованы в природе. А человек сейчас подошел к тому, что может самостоятельно тасовать те гены, которые позволят удовлетворить наши повседневные нужды. Например, сделать продукты питания более устойчивыми к вредителям, более сладкими, легкими, можно будет собирать больше урожая с одного гектара земли.  Кстати, о земле. Многие из нас знают, что в 1 грамме почвы содержится генетической информации столько же, сколько в 1 миллионе человеческих геномов?

Но вернемся к реалиям нашей повседневности. По мнению Игоря Тихоновича, именно генная инженерия  — самый быстрый и безопасный путь к обретению продовольственной безопасности.

«Мы должны производить 80 процентов продуктов самостоятельно в стране. Это вопрос продовольственной безопасности.  — заметил ученый, —  Под производственной безопасностью мы понимаем не просто продукты, которые мы произвели, а это должна быть доброкачественная и, самое главное, доступная по цене продукция, чтобы ее могли потреблять те, для кого она предназначена. Одна из главных проблем сегодня — это так называемая волотильность цен. Вот до 90-х годов цена на сельскохозяйственную продукцию  была стабильной, но с какого-то момента она прыгнула очень сильно. И продовольственная безопасность стала, вообще говоря, под угрозой, потому, что продовольствия было, может,  и достаточно, но цена на него возросла многократно.

С чем это связано? Это связано с тем, что мир столкнулся с целым рядом вызовов, на которые сельское хозяйство должно ответить. Что это за вызовы? Ну, прежде всего, это изменение климата, дальше появились проблемы, связанные с уменьшением плодородия земли, дальше появилась проблема с тем, что основные земли уже привлечены к сельскохозяйственной деятельности. Выброс парниковых газов — из-за распашки новых площадей и внесения удобрений.  В России 500 разных типов почв, климат разный.  Чтобы в таких условиях получать стабильные урожаи, надо работать прежде всего селекционерам. Они уже создали сорта, которые по своей продуктивности могут давать, к примеру, пшеницы 130 центнеров с гектаров, более 1000 центнеров капусты с гектара.  То есть, продуктивность этих сортов близка к их биологическому потенциалу. Выше уже не поднять, то есть главные гены, которые сейчас надо искать — это гены стабильности ».

По мнению Людмилы Лутовой, профессора Кафедры генетики и биотехнологии СПбГУ, без генной инженерии невозможно создать конкурентоспособную сельскохозяйственную продукцию. — Вы, наверное, слышали о первой и второй зеленой революции? Сорта, которые были созданы в период первой, — хорошие, высокопродуктивные, но они не могут без человека, агротехники существовать, требуют много минеральных удобрений, пестицидов, чтобы их защитить от всего, иначе они погибнут. Эти сорта стали неконкурентноспособны, особенно для слаборазвитых стран.

Вторая зеленая революция —  это дальнейшее совершенствование высокопродуктивных сортов, высокоурожайных, за счет того, чтобы внести туда единичные гены, чтобы сделать их устойчивыми к вредителям, гербицидам, то есть, генная инженерия не отменяет селекции, эти две науки работают во взаимодействии. Внесение одного-двух генов вряд ли сказывается на самом генетически модифицированном организме. Причем, вносить можно новые гены за счет собственных растительных, можно привлечь и гены бактерий. Относительно опасений « а не появится ли от ГМО  скорпионий хвост, жабры или не вырастут ли крылья?» Людмила Алексеевна заметила : “ Мы мало и плохо, недоступно рассказываем об этом. Ничего не будет! Вы каждый день едите морковку, но хвост морковки у  вас не вырастает. Вы едите рыбу, но вы не превращаетесь в рыбу. Это полный бред, я не знаю, кто его придумал».

Есть механизм получения трансгенных растений, в том числе, с использованием вирусов. Но эти пути получения специфических трансгенный растений нестабильны, они могут терять привнесенные транс гены, поэтому в сельском хозяйстве не используются.

Растения в принципе можно получить с использованием вирусов. Но это не человеческие вирусы используются, а растительные. Поэтому при употреблении в пищу таких растений они не вызовут пятнистую гниль у человека — у нас просто нет листьев и мы не фотосинтезируем.

По словам Людмилы Лутовой, истерия, распространяемая вокруг производства генно- модифицированных продуктов, порождена  прежде всего экономическими и политическими кругами. — Мы, генные инженеры, будем значительно удешевлять продукцию и отбирать хлеб у сельскохозяйственных производителей семян, производителей удобрений.

Докторская диссертация еще одной участницы круглого стола, доктора биологических наук Татьяны Матвеевой, была посвящена открытию и характеристике  природно-трансгенного растения. Оказывается, в самой природе постоянно происходит то, что ученые только научились создавать в лабораториях. — Те растения, которые мы охарактеризовали, люди использовали как лекарственные, — рассказала ученый-генетик, — сам процесс трансформации произошел порядка двух миллионов лет назад. То есть всю свою историю человечество сталкивалось в с трансгенными растениями и использовало их в качестве лекарственных. По мнению Татьяны Матвеевой, это  « лишний аргумент в поддержку трансгенных растений и некоторое снижение опасений общественности насколько натурален сам процесс получения ГМО.».

Это эксплуатация того, что в природе уже есть. Это манипуляция работой существующих генов. Сам механизм получения трансгенных растений оказывается совершенно природный, натуральный, основанный на бактерии, которая живет в почве. Так называемая агробактерия. Они могу вызывать заболевания у растений, а ученые подглядели и стали использовать генетические особенности бактерий, чтобы привносить в растения нужные гены. В природе, в эволюции все это происходило.

— Основными лоббистами темы борьбы с генномодифицированными организмами являются в России не фермеры и не сельхозпроизводители, как ни странно, а производители пестицидов и гербицидов,- заметил Дмитрий Прокофьев, вице-президент Ленинградской торгово-промышленной палаты.

Исторически так сложилось, что в нашей стране колоссальная индустрия по производству агрохимикатов. Поставляются эти агрохимикаты на мировой рынок, но потребление их снижается. В России основные субсидии, кредиты сельхозпроизводителям дают на оплату агрохимикатов. Производство удобрений — это колоссальный промышленный комбинат,  который без госсзаказа и госгарантий сталкивается с серьезным проблемами.

— Продовольственная безопасность — доступность питания, и если продукты недоступны по цене, то ни о какой безопасности речи быть не может. Если мы говорим о подъеме в России сельхоз- производства, то нужно обращать внимание на эффективное использование земель. Еще полгода назад прозвучали заявления,  что с июля этого года должны были разрешить регистрацию продуктов с ГМО, думаю, что это производство в нашей стране было бы вполне конкурентноспособным. Но лоббисты  агрохимикатов тут же начали развивать тему вредности этих продуктов.

Не секрет, что сельское хозяйство в нашей стране находится не в лучшем состоянии. По данным ВНИИ сельскохозяйственной микробиологии РАН, у нас производится огромное количество минеральных удобрений, но 80 процентов всей продукции уходит на экспорт. Так что наши пашни недополучают примерно две трети необходимых агрохимикатов. А вырастить необходимое количество продуктов без удобрений невозможно. Все  околонаучные разговоры о том, что у нас много земель и мы можем позволить себе низкие урожаи — далеки от действительности. На сегодняшний день в России  40 миллионов гектаров заброшенных сельхозяйственных площадей — все это бывшие пашни. Ежегодно с карты России исчезает от 1 до 1,5 процентов деревень, так что через 30-40 лет может их вовсе может  не остаться. Люди уезжают из деревень, потому что государство не может дать им заказ на производство конкурентноспособной продукции. То, что вырастят фермеры, они не смогут продать.

По мнению ученых, на нашем рынке давным-давно существуют ГМО- продукты. Они попадают на прилавки прежде всего вместе с продуктами, содержащими сою, в генной модифицированности которой ученые не сомневаются. Во время обсуждения не раз звучало мнение, что экологически чистые продукты — не более чем рекламный трюк. По мнению ученых, в продуктах, выращенных обычным способом, зачастую  накоплены токсины и может зашкаливать уровень нитратов.  «За» внедрение ГМО еще и тот факт, что усовершенствованные растения не будут нуждаться в таком количестве удобрений, агрохимикатов, то есть будут снижены экологические риски. В почву будет внесено гораздо меньше вредных веществ, а урожайность станет в разы выше.

По мнению собравшихся, в результате запрета на производство и ввоз в Россию ГМО- продуктов проиграет прежде всего простой потребитель. Проиграет наука — в стране осталось всего несколько лабораторий, ведущих исследования в данном направлении, никакого сравнения нет с тем, как это развернуто на Западе или, скажем, в США. Пока мы рассуждаем, верить или нет в мифы о вреде таких продуктов, ученые всего мира работают над продовольственной безопасностью и независимостью своих государств. Они идут вперед. А куда мы? «ЭкоВахта СПб» тоже задается этим вопросом. Мы считаем, что любая страна должна идти в ногу с прогрессом. Учитывая критическое положение сельского хозяйства в России, а также недавнюю историю с экономическими санкциями в отношении Российской Федерации, вся надежда — на ученых. Похоже, в современных условиях  они могут помочь обеспечить экономическую независимость нашей страны.

Анна Соколова

Similar articles

Leave a reply

You must be logged in to post a comment.