Заместитель Министра природных ресурсов и экологии РФ ответил на вопросы «Российской газеты»

Комментарии к записи Заместитель Министра природных ресурсов и экологии РФ ответил на вопросы «Российской газеты» отключены 0

8376_510x320Заместитель Министра природных ресурсов и экологии РФ — Руководитель Федерального агентства лесного хозяйства Иван Валентик ответил на вопросы «Российской газеты»

Замминистра рассказал о реформировании лесного законодательства и прохождении пожароопасного сезона 2015 г.

Лесники готовятся ко второму пику летних пожаров. Определены самые «горячие» регионы, и за ними сегодня — особый присмотр. Также идет работа над проектами законов, которые введут серьезные наказания за пал травы и откроют дорогу лесным новостройкам.

Об этом «Российской газете» рассказал замминистра природных ресурсов и экологии — руководитель Федерального агентства лесного хозяйства Иван Валентик. Кроме того, в России начинается новая волна борьбы с «черными лесорубами».

Иван Владимирович, проясните ситуацию со строительством капитальных зданий в лесах. Минприроды изначально отклонило законопроект депутатов. Но строить все-таки разрешат?

Иван Валентик: Позицию по законопроекту депутатов уже выразил глава минприроды Сергей Донской, кстати, и в интервью вашей газете. Она отрицательная. Рослесхоз тоже не поддержал законопроект и направил свое заключение, которое учтено профильным комитетом Госдумы.

Если говорить лично о моей позиции, то я считаю, что рекреационное использование лесов нужно совершенствовать и развивать. Другое дело, нельзя забывать, что леса выполняют важные функции, особенно если это защитные леса. В мире строительство определенных категорий домов или объектов на рекреационных участках разрешается, и в некоторых случаях даже поощряется. В Финляндии все кемпинги, турбазы, пансионаты находятся в лесных массивах. Но при этом за лесом ухаживают и сохраняют ландшафты.

Поэтому мое концептуальное отношение к этой теме заключается в том, что в лесах, в очень жестких рамках, можно разрешить строить капитальные объекты в сфере туриндустрии — отели, пансионаты. Но это не должно быть строительством частных лиц для собственных нужд.

Это первое. Второе, на рекреационных участках можно строить объекты санитарно-курортного, медицинского назначения. Вспомните, например, туберкулезные диспансеры всегда размещались в сосновых борах, потому что там есть целебный воздух, который жизненно необходим для лечения больных.

Поэтому, полагаю, можно разрешить застройку определенных объектов, но с учетом мнения местного населения. Возможно, стоит предоставить участки в аренду для частичной застройки. Но четко определить все ее параметры.

Например, под строительство может выделяться не более 20 процентов площади лесного участка. При этом строиться должен именно капитальный объект, и разрешение должно стоить дорого. Еще важная тема — огораживание рекреационных участков с целью безопасности граждан и самих объектов.

Например, под строительство может выделяться не более 20 процентов площади лесного участка. При этом строиться должен именно капитальный объект, и разрешение должно стоить дорого. Еще важная тема — огораживание рекреационных участков с целью безопасности граждан и самих объектов.

Все параметры, которые я назвал, должны быть четко определены, потому что у нас, к сожалению, в виду неурегулированности вопроса эта сфера характеризуется высоким уровнем коррупции. Под видом временных домиков, беседок появляются каменные дворцы в несколько этажей. И это происходило в течение последних 15-20 лет. В отдельные периоды законодательство устанавливало параметры, но в целом процесс никто особо не контролировал. И у каждого объекта, построенного с нарушениями, появляется своя документальная история, эти нити очень сложно распутывать. Поэтому я выступаю за то, чтобы создать понятные и прозрачные условия строительства на рекреационных участках объектов, имеющих строгое целевое назначение. Давайте будем честными, уходить от этой проблемы нельзя.

Рабочей группой, созданной по поручению правительства, подготовлен новый проект закона по этой теме. Он, в отличие от предыдущей депутатской инициативы неоправданно широко разрешающей строительство в лесах, устанавливает жесткие рамки. Подтверждена недопустимость неограниченной застройки и огораживания земель лесного фонда. Соблюден принцип свободного и бесплатного пребывания в лесах. Этот законопроект направлен в правительство.

Будет жарко

Говорят, ожидается второй пик пожаров. Не повторится ли то, что было в Хакасии? Какие регионы должны быть начеку?

Иван Валентик: Да, мы готовимся ко второму пику лесопожарного сезона. Высокие классы опасности сейчас фиксируются в Сибири, прогреваются юг Урала, регионы Северо-Западного и Южного федеральных округов. В зоне риска Республика Коми, Забайкалье, Бурятия, Тыва, Красноярский край, Иркутская и Архангельская области. Сейчас эти территории — основная зона приложения наших усилий, именно там сосредоточены силы федерального резерва. Кое-где ситуация усугубляется за счет сложного рельефа местности, аномальной погоды, но мы справляемся.

Вице-премьер Александр Хлопонин дал поручение подготовить нормативный акт о полном запрете на сельхозвыжигания, из-за которых каждой весной горят леса и деревни. Что-то сделано?

Иван Валентик: Да, такое поручение было дано МЧС, минприроды, минсельхозу, Рослесхозу.

Проект постановления правительства о внесении изменений в правила противопожарного режима подготовлен и предусматривает запрет на выжигание сухой травянистой растительности, или, как это называют в народе, «сельхозпалы».

Кстати, такой популярный у нашего населения метод очистки сельхозугодий — спорная технология. Да, это проще, чем косить сено, но сенокошение дает лучший эффект. Опять же в Европе, например, ничего не жгут, а урожаи там выше. Кроме того, при поджоге уничтожаются семена отдельных видов трав, что приводит к неконтролируемым последствиям. Если сомнительный способ повышения плодородности почвы ведет к человеческим жертвам, решение о полном запрете «сельхозпалов» представляется наиболее правильным и единственно возможным.

Сейчас заканчивается процедура межведомственного согласования соответствующего документа. Далее МЧС должно внести его в правительство. И в течение этого года, запрет, скорее всего, будет принят.

Нарушители должны в полном объеме «прочувствовать» всю ответственность. Если сельхозвыжигание привело к человеческим жертвам или крупному ущербу — уголовную. Если же уполномоченные в сфере пожарного надзора зафиксируют сам факт поджога — административную. Помимо штрафов, важно обязательное возмещение вреда. Причинил ущерб на 20 миллионов рублей — обязан будешь выплатить все 20 миллионов.

Недавно правительство одобрило законопроект, обязывающий операторов сотовой связи оповещать своих абонентов о чрезвычайных ситуациях. Это можно применить к лесным пожарам?

Иван Валентик: Не можно, а нужно. Это крайне необходимо. Зачастую люди просто не знают о том, что при сухой и жаркой погоде введены ограничения на посещение лесов.

СМС-рассылка — очень эффективный способ информирования о противопожарных режимах и ограничениях. Не все люди смотрят телевизор, но практически все пользуются сотовыми телефонами — даже самые пожилые. Более того человек, будучи предупрежденным, станет субъектом административной ответственности, если его поймают на месте правонарушения.

Не рубите, мужики!

В лесных пожарах, кстати, нередко винят «черных лесорубов».

Иван Валентик: Да, это так. Намеренные поджоги, чтобы потом на основании фиктивных актов лесопатологического обследования назначить санитарные рубки, также серьезная причина лесных пожаров. В этом году и в Приморском крае, и в Забайкальском, в том числе имели место намеренные поджоги.

Серьезные проверки организованы в Иркутской области. Там активно работают специалисты нашего подведомственного учреждения — ФБУ «Рослесозащита», проверяется обоснованность каждой рубки. Привлекли внимание руководства региона, сегодня губернатор держит все эти вопросы на личном контроле. Сейчас подготовлен законопроект, который предусматривает наделение должностных лиц Рослесхоза полномочиями по отмене недостоверных актов лесопатологического обследования, которые проводятся в регионах. Планируем сделать акты проверок публичными. Понятно, что каждое назначение рубки не проверим, но все равно будут складываться картина и система. По этому законопроекту есть поправки правительства, мы их отработаем, и надеемся, что документ будет принят осенью.

Подготовлен и другой законопроект, по которому Рослесхоз сможет привлекать к административной ответственности, представителей государственной власти в регионах за нарушения в управлении лесным комплексом.

И, что особенно важно, с 1 июля заработала единая государственная автоматизированная информационная система учета древесины (ЕГАИС). На наш взгляд, это самая действенная мера борьбы с незаконными рубками.

Расскажите, что это за система, что изменилось для заготовителей, переработчиков леса?

Иван Валентик: Как известно, незаконные рубки причиняют большой ущерб экосистемам, лесному комплексу, снижают уровень жизни жителей лесных районов. Нелегальный оборот древесины наносит ущерб экономике страны — это невыплаченные налоги и упущенная выгода.

Учитывая обширную территорию России, у каждого дерева инспектора поставить невозможно — это дорого и неэффективно. Но через определенные системные меры объем незаконных рубок можно свести к минимуму. И таким системным решением стало как раз введение ЕГАИС, которая должна исключить доступ нелегально заготовленной древесины на рынок лесоматериалов.

Как это работает? Действует портал www.lesegais.ru, на котором обязан зарегистрироваться каждый продавец и покупатель древесины. В электронную систему заранее внесены договоры аренды лесных участков, купли-продажи лесных насаждений — все документы на право пользования лесным участком, а также лесные декларации и отчеты об использовании лесов. Также в систему в электронном виде подается декларация о сделке с древесиной, проще говоря, документ о том, кто, что и у кого купил или продал. Подача электронной декларации обязательна и для продавца, и для покупателя. При этом любой договор аренды, купли-продажи, а также госконтракт будут иметь историю в этой системе. Пользователи, не зарегистрированные в ЕГАИС, не имеют право на сделки. Таким образом, мы рассчитываем сделать оборот на рынке лесоматериалов прозрачным.

Кстати, 1 июля я тоже получил пароль и код для входа в систему.Рослесхоз — оператор системы, и моя задача — обеспечить ее надежную эксплуатацию. При этом ЕГАИС задумывалась, как межведомственный инструмент. Доступ к информации имеют МВД, Таможенная служба, Налоговая инспекция, Росфинмониторинг. И это важно. Система ориентирована на то, чтобы вся информация о сделках была доступна налоговым и правоохранительным органам. Уже сегодня крупные лесопереработчики понимают это и исключают возможность приобретения древесины сомнительного происхождения.

Какой эффект вы ожидаете от внедрения ЕГАИС и когда?

Иван Валентик: Все идет по графику. К 1 января 2015 года обеспечена работа портала, с 1 июля 2015 года — возможность декларирования сделок с древесиной. Окончательно механизм контроля и выявления партий древесины, которые имеют неустановленное или сомнительное происхождение, заработает к 1 января 2016 года, когда вступит в силу административная ответственность за данные нарушения.

В идеале все должно работать таким образом, что древесина, которая в какой-то момент появляется на ЦБК или проходит через таможенный пункт, должна иметь сопроводительные документы и сведения декларации о сделке. И любое уполномоченное должностное лицо сможет по этим данным найти в ЕГАИС данные: где росло дерево, кто его срубил, продал, купил и так вплоть до каждого факта. Если информацию по конкретной партии в системе найти не получится, то она будет считаться заготовленной нелегально со всеми вытекающими последствиями в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

Если же говорить об эффекте, то только прямой ущерб в результате незаконных рубок в России ежегодно оценивается примерно в 10 миллиардов рублей. Мы рассчитываем, что ЕГАИС позволит сократить нелегальный оборот примерно наполовину за пять-шесть лет. Только за счет этого государство сэкономит около 5 миллиардов рублей. Повторюсь, эти цифры связаны только с прямым ущербом. После введения ЕГАИС мы прогнозируем и увеличение законной заготовки, потому что освободятся производственные мощности, ранее занятые нелегальным сырьем. Значит, будут расти налоговые отчисления.

Но ЕГАИС, наверное, все равно не панацея в борьбе с незаконными рубками?

Иван Валентик: Конечно, здесь все меры хороши. Нужно увеличить численность лесной охраны. Но, к сожалению, сегодня бюджеты многих регионов не позволяют пойти на этот шаг.

Есть еще один момент, о котором не могу не сказать. До 1 июля 2014 года в законодательстве не было ограничений по продаже гражданами древесины, которую они приобретали для собственных нужд по льготной стоимости. Поэтому малый и средний бизнес часто пользовался этой лазейкой, скупая у населения большие объемы леса практически за бесценок. Таким образом, нелегальный оборот только в этом сегменте рынка достигал 20 миллионов кубометров в год, это 10 процентов от всего объема заготовленной в России древесины.

После того как год назад мы ввели ограничения, объем незаконно заготовленной древесины сократился почти на 20 процентов по сравнению с показателями 2013 года. В пяти российских регионах сейчас не заключается вообще ни одного договора по заготовке древесины для нужд населения. В 79 регионах в договоры купли-продажи лесоматериалов для собственных нужд уже внесены условия, запрещающие их дальнейшую продажу. В некоторых субъектах предусмотрена административная ответственность для граждан, которые продали лес с нарушением требований. Установлены неустойки за нецелевое использование древесины. В стране в целом создается эффективная, на мой взгляд, глобальная система по формированию легального рынка лесопродукции.

Чем топить?

У людей в деревне, осталась возможность заготавливать лес для собственных нужд — строительства, отопления?

Иван Валентик: Безусловно, но только для собственных нужд, а не для продажи ее на сторону.

Есть нормативы, которые устанавливаются властью конкретного региона. Например, можно заготавливать от 100 до 200 кубометров на строительство жилого дома. В некоторых регионах еще требуют сведения, подтверждающие потребность в жилье. Где-то нужно заключение управления архитектуры и градостроительства о том, что дом требует реконструкции.

Каждый регион, в зависимости от своих условий формирует собственные требования к составу документов. Но, уверяю, разрешенные объемы достаточны для того, чтобы построить нормальный дом или без проблем перезимовать там, где сохранилось печное отопление.

Какие регионы до сих пор лидируют по незаконным рубкам?

Иван Валентик: Нас беспокоят регионы, близкие к Китаю, где большой спрос на древесину. Работает множество маленьких пилорам, организованных китайскими предпринимателями. В Приморье не очень большие цифры в «кубатуре», но там беда с незаконными рубками ценных пород и их продажей за границу. Раньше дуб монгольский и ясень маньчжурский экспортировались в Китай без ограничений. Сейчас необходимо получить разрешения в органах Росприроднадзора. Среди нарушителей также Свердловская, Вологодская, Владимирская, Московская, Кировская, Новгородская, Томская и Омская области. Есть проблемы в Забайкальском, Краснодарском, Красноярском краях.

Несмотря на улучшения, традиционный антилидер — Иркутская область. Объем нелегальных заготовок более полумиллиона кубометров за прошлый год.

Недавно вице-премьер Александр Хлопонин заявлял, что у регионов, которые не справляются с лесными пожарами да и в целом с управлением этим хозяйством, могут отобрать полномочия по управлению лесами.

Иван Валентик: Правовое поле для изъятия полномочий сегодня есть. Существует методика оценки эффективности исполнения переданных полномочий, которая принята в рамках постановления правительства. Есть соответствующее положение в Лесном кодексе РФ. Рослесхоз может провести проверку достоверности отчетности субъектов по критериям, установленным правительством, направить заключение в Минприроды, и далее Минприроды может внести его в правительство. После этого законопроект о внесении изменений в закон о федеральном бюджете и в Лесной кодекс РФ может быть внесен кабинетом министров в Госдуму.

Единственной сложностью на этом пути может быть то, что вместе с полномочиями по управлению лесным комплексом в регионы в 2006-2007 годах  передали большой имущественный комплекс, в частности, бывших лесхозов, который сейчас является имуществом лесничеств.  Поэтому изъятие полномочий  в данном случае можно проводить через введение механизма внешнего управления. И я считаю, что в определенных регионах такая необходимость назрела.

В каких?

Иван Валентик: Я бы пока воздержался их называть, решение здесь принимает правительство. Есть субъекты, в которых накопилось большое количество проблем, которые не решаются из года в год, и вопрос по изъятию у них полномочий назрел. Причем это касается управления всем лесным комплексом. Половинчатые меры не дадут эффекта, допустим, если мы заберем только полномочия по охране лесов от пожаров. Либо отраслью управляет один, либо — другой.

Кстати, когда в Забайкальском крае бушевали пожары, там фактически на неделю вводился механизм межведомственного внешнего управления. В эту группировку входили силы Минприроды, Рослесхоза, Минобороны, МЧС. И руководил этим начальник Управления охраны защиты лесов Федерального агентства лесного хозяйства. Так вот мы за неделю снизили площади пожаров с 200 тысяч до 500 гектаров. Это говорит о том, что иногда в управлении очень важен и субъективный фактор: кто возглавляет лесную службу, как выстроено взаимодействие с муниципалитетами, как выполняются рекомендации оперативного штаба федерального агентства, как быстро разворачиваются силы и средства. Когда процессом управляют профессионалы, результаты появляются гораздо быстрее.

Кстати

Элемент непредсказуемости возникновения лесных пожаров, связанный с изменением погодно-климатических условий, растет, отмечают в Рослесхозе. Например, в 2014 году первый пожар на территории России возник в Приморском крае 5 января, так рано лесопожарный сезон еще не открывался. Выросли  и площади пожаров, в Республике Тыва площадь, пройденная огнем, составила почти 58 тысяч гектаров, что выше среднепятилетних значений в четыре раза,  в Забайкальском крае  — около  840 тысяч гектаров, это так же почти в четыре раза превысило среднепятилетние значения. Хакасия в 2015 году показала превышение пройденной огнем площади по сравнению со среднепятилетними значениями  в 21 раз — почти 19 тысяч против 876 гектаров.

По грибы, по ягоды

Иван Владимирович, говорят, жители Карелии уезжают на сбор дикоросов — грибов и ягод за границу. Там выстроена четкая система законного сбора и реализации даров леса. А у нас нельзя ее наладить, скажем, при помощи лесничеств?

Иван Валентик: Я сам из Карелии и знаю, что действительно некоторые жители выезжают в Финляндию, но не на сбор лесных ягод, а на сбор клубники.

По закону, лесничества не могут заниматься хозяйственной и управленческой деятельностью. Но, тем не менее, подведомственные учреждения в некоторых регионах такую работу частично ведут. Кто-то занимается пасеками, кто-то — дикоросами. Инициативу здесь должен проявлять бизнес. Однако договоров аренды лесных участков для сбора дикоросов — единицы. В Ставрополье есть участок, где собирают черемшу, на Дальнем Востоке есть единичные территории, арендованные для сбора кедровых орехов.

На мой взгляд, глобальная проблема, мешающая в том числе росту аренды участков для этих целей, в дефиците переработки дикоросов. Мы поставляем кедровый орех в Китай, который его перерабатывает, и потом орешки в пакетиках с красивыми китайскими иероглифами уже поступают к нам на прилавки. Это тоже неправильно.

Необходимо создать экономические стимулы переработки дикоросов в России. И когда это будет сделано, бизнес сам займет эту нишу. Как рыба любит, где глубоко, так и бизнес «поплывет» туда, где выгодно. Но уже сейчас ситуация сдвинулась с мертвой точки. В магазинах все больше сушеной, замороженной российской продукции — и грибов, и ягод.

Интересно, где проводит отпуск главный государственный лесной инспектор России? Рыбачить любите? Или все-таки по грибы, по ягоды?

Иван Валентик: Больше всего мне нравится отдыхать в России. Считаю, что у нас самая красивая и богатая природа. Традиционно стараюсь ездить на родину — в Карелию. В этом году, если удастся выкроить недельный отпуск, уже после лесопожарного сезона, поеду на Онежское озеро. Будем с друзьями рыбачить, съездим на остров Кижи, переночуем в палатке.

Очень хочу съездить на Байкал, причем побывать и со стороны Бурятии, и со стороны Иркутской области. Может, осенью получится свои планы реализовать.

Источник: Минприроды России

Similar articles